Комментатор-литератор.

Опубликовано Евгений Карпов

Раскозанность грозила всякий раз обнажить бедность лежащей за нею человеческой индивидуальности. Наступила пора, когда свобода поведения уже не может считаться целью телевизионного выступления, она, в лучшем случае, одно из его средств. Зритель, который в первые годы, завороженный подлинностью развертывающегося перед ним на экране события, больше смотрел и почти не слушал, сегодня, привыкнув к изобразительной форме телепередач, все чаще начинает внимательно прислушиваться к смыслу произносимых с экрана слов.

Мы настолько увлеклись теорией «органического человека» на телевидении, что идеалом иных теоретиков стал некий стереотип, снятый с миллионов зрителей, сидящих перед экраном, и в результате статистического соединения превращенных в некое «зеркало простого телезрителя». Дикторы и комментаторы будто щеголяют своим «демократизмом», стараясь всеми силами не выделяться среди тех, кто может оказаться их слушателями (считалось, что так якобы преодолевается барьер между экраном и жизнью). Результаты этого усилия, как и следовало ожидать, оказались прямо противоположными тому, что было целью «органичности» поведения телекомментатора: зритель постепенно терял интерес к передачам.

Комментатор-литератор выгодно отличается от комментатора-импровизатора тем, что у него есть возможность проявить истинный уровень осознания проблем, стоящих перед ним. Таким образом, не только общий сценарный план передачи, но и большинство ее деталей оказывается продуманным, соотнесенным друг с другом, понятым в органическом единстве. Текст создан от первой до последней строки самим комментатором, является плодом его наблюдений над жизнью, и у нас ни разу не возникает ощущения неестественности, заученное произносимого, фальши, связанной с тем, что с экрана звучат чужие слова, как это было в примере с передачей о Е. Габриловиче, приведенном тобой. «Исполнительство», чуждое (в тех формах, как оно сложилось в искусстве) телевидению, особенно пагубно в телекомментарии. Это убедительно свидетельствует о плодотворности мысли об «авторском телевидении».




Оставьте комментарий