Возможности для открытия новых обстоятельств.

Опубликовано Евгений Карпов

Комментатор (и этим грешат некоторые из них) иногда становится на легкий путь «занимательного», полного волнующих подробностей повествования. Однако я предпочту этой эффектной манере чуть суховатый рассказ самого ученого: в нем, возможно, нет внешней привлекательности, но есть одно, самое главное качество — сочетание подлинности рассказа с подлинностью человека, ведущего его.

Владимирский. Утверждая, что ученый в «своей подлинности» интереснее постоянного комментатора, ты во многом прав. Но выступление ученого — это явление случайное, связанное с тем или иным событием. Никакими особыми данными для телевизионного выступления такой человек обладать не должен. Он нам интересен такой, какой он есть. Нам важнее всего знакомство с его личностью и через нее с его работой, представляющей широкий общественный интерес. Все это, естественно, относится не только к ученым, но и ко всем тем, кого принято называть «интересными людьми». Но вот все нужное сказано, знакомство состоялось и… далее этот человек может оказаться не интересным, ибо все значительное в нем было связано с его работой, а в человеческом плане он, по нормам телевидения, нелюбопытен. То есть мы встретились с человеком, общение с которым интересно один раз.

Вартанов. Я не могу принять такую формулировку. Со Смирновым, например, телезрителю приятно встретиться и раз, и пять, и сорок раз. Он — писатель, не профессионал на телевидении, не комментатор, однако тема, с которой он выступает на экране, таит в себе поистине неисчерпаемые возможности. Я бы сказал, что С. С. Смирнова зрители будут ждать до тех пор, пока не погаснет интерес к человеческому подвигу или пока не иссякнут все возможности для открытия новых обстоятельств, связанных с войной. Думаю, что то и другое служит убедительным основанием полагать, что телевизионная слава С. С. Смирнова будет долгой и прочной.

Владимирский. Согласен. Но дело в том, что подобное «любительство» превосходит по качеству профессионализм. Телевыступления стали для него второй профессией или устной формой его писательской профессии. И я не побоюсь назвать его комментатором такой огромной общественной темы, как «народный героизм». И успех его обеспечен в равной мере как превосходным искусством телевизионного публициста, так и безукоризненным знанием темы. Но практика телевидения достаточно богата и дает примеры на все случаи жизни, особенно, когда нужны примеры отрицательные.




Оставьте комментарий