Зрительский интерес к личности большого музыканта.

Опубликовано Евгений Карпов

Вот казус, происшедший с опытным и зрелым комментатором. Юрий Фокин в ходе «Эстафеты» беседовал с американским скрипачом Исааком Стерном. Разговор окончен, Стерн направляется к роялю, где его ждет аккомпаниатор, и настраивает скрипку — делает то, что и каждый скрипач перед исполнением. Настройка может занять десять-двадцать секунд. Вроде бы бесполезно уходящее время с точки зрения телевидения. И Ю. Фокин решает его использовать, он задает вопрос: «А какая у вас скрипка?» Стерн отвечает.

Давайте попробуем уяснить себе ценность этого вопроса. Для человека, ничего не слышавшего о великих скрипичных мастерах и не посвященного в «тайны» особых достоинств тех или иных струнных инструментов, имя автора скрипки ничего не говорило, а «посвященным» и так понятно, что у такого скрипача, как Стерн, безусловно, хороший инструмент, а выполнен ли он Гварнери, Амати или Страдивари — это существенного значения для игры Стерна не имеет и не это сделало его выдающимся исполнителем. Где-то за вопросом, заданным Стерну, слышен обывательский вывод: дорогая вещь — богатый человек! И все это к музыке не имеет никакого отношения, и думаю, что музыкально грамотный комментатор такого вопроса не задал бы. Я думаю, что если бы в тот момент, когда Стерн настраивал скрипку, камеры приблизили его к нам и мы бы услышали нестройные звуки настройки и на несколько мгновений прикоснулись бы к «тайне колдовства» музыканта над своим инструментом, то наше любопытство было бы удовлетворено куда больше.

Я привожу этот пример лишь потому, что однажды на творческой секции вокруг вопроса Ю. Фокина загорелся спор, так как у одних он вызвал восхищение «находкой» комментатора, а у других — полное ее неприятие. Моя точка зрения в этом случае ясна.

Вартанов. Я не могу сказать, что Фокин своим вопросом, заданным Стерну, погрешил против законов телевидения. Напротив, он с немалым успехом (и даже признанием, достигнутым у профессионалов, как подтверждает упомянутая тобой дискуссия) использовал зрительский интерес к личности большого музыканта. Но дело ведь не в элементарной ошибке, речь идет не о школьниках, а о людях, призванных, кроме всего прочего, формировать у людей вкус, такт, глубину понимания и восприятия окружающей жизни. Своим вопросом Ю. Фокин, несомненно, поразил воображение некоторых людей («Вот ведь такая пустяковина, как скрипка, а тоже большая ценность», — подумают многие), но задумаемся, в какой мере этот вопрос подтолкнет зрителя к пониманию музыки как великого и многотрудного искусства?




Оставьте комментарий