Актеры.

Опубликовано Евгений Карпов

Актеры, привыкшие к живому контакту со зрителем, знают, чего стоит этот контакт, и для них уважение к аудитории, перед которой выступаешь, — одно из элементарных, ставших аксиомой профессиональных качеств. Что же касается телевизионных комментаторов, то создается впечатление, будто многие из них забыли, что выступают не только перед коллегами, которые назавтра выскажут свое мнение на редакционной летучке, но и перед миллионами людей. Грубо говоря, комментатору телевидения, в отличие от актера театра, безразлична сиюминутная, непосредственная реакция зрителей на его выступление: он не видит своих слушателей, не знает, что им понравится, а что нет, не слышит звука выключаемых приемников, не догадывается о возможных «зрительских комментариях» по поводу его комментария. Самим своим положением на недосягаемом для непосредственной зрительской реакции телеэкране комментатор как бы огражден от критики, возведен на некий постамент безгрешности. Конечно, умный я скромный человек, даже находясь в таком чрезвычайно выгодном положении, не возомнит о своем превосходстве над зрителями, но ведь не каждый обладает этими качествами.

Владимирский. Думаю, что существует одна причина, которой можно объяснить многие комментаторские неудачи и которая сдерживает распространение и расцвет этой профессии. Связана она с инерцией времени- я имею в виду право на самостоятельность, на собственное мнение.
Однажды «Правда» в передовой статье, касаясь выступлений комментаторов-международников, справедливо писала о том, что их мнение интересно зрителю тогда, когда рассказывается точка зрения, углубленно раскрывающая суть событий, рассматривающая их в перспективе, а не повторяются под видом комментария сведения, уже известные зрителю из сообщений газет.

Конечно, микрофон радио или телевидения — ответственнейшая трибуна, право на нее получает не каждый, но коль уж такое право дано, то не нужно бояться, что выступающий может сказать «что-нибудь не так и не то». Эта боязнь приводит к скованности и самого комментатора, и тогда он предпочитает свернуть в тихий переулок общеизвестных истин. Разумеется, в таких условиях об авторской индивидуальности комментатора говорить не приходится.




Оставьте комментарий